КОНКУРС "ОТКРЫТИЕ СОБЛАЗНА"!!!

"ЮВЕЛИРНОЕ ФЭНТЕЗИ" ПОДВОДИМ ИТОГИ!

Итоги голосования: Конкурса "Открытие соблазна"
кукла
wanwaitter

Итоги голосования:

Конкурса "Открытие соблазна"


12 октября уже минувшего года на сайте www.baburov.ru стартовал литературный конкурс "Открытие соблазна"
Главным условием участия в конкурсе было написание литературного произведения в жанре фэнтези с использованием ювелирных изделий Алексея Бабурова и фотографий Урала Гареева в качестве фотоиллюстраций.
1 января официально окончен прием произведений, 3 февраля закончилось голосование!

Итак, Интернет-голосование за лучшее произведение на сайте VHabare.ru. завершилось!

Напомним, автору лучшего произведения вручается приз: эксклюзивное ювелирное изделие из серебра от Алексея Бабурова - "серьга-флэшка"! Это серьга с флэш-картой на 8 Гб!!!

Конкурс "Открытие соблазна"


ИНТЕРВЬЮ С ЛИДЕРАМИ КОНКУРСА!


Победитель конкурса Виктор Селуков, "Подарок Ювелира" (Украина, г. Николаев)
набрал 574 голоса и занял 1-е место.


Конкурс "Открытие соблазна"
ПОБЕДИТЕЛЬ!


- Как Вы узнали о конкурсе?
- О конкурсе я узнал на сайте http://vsekonkursy.ru.

- Чем он Вас заинтересовал, почему решили участвовать?
- Он меня заинтересовал, потому что он проходил под графой "литературный", а также потому, что победителя ждет
довольно-таки симпатичный приз.

- Много ли времени Вам понадобилось для создания Вашего произведения, приходилось ли раньше создавать нечто
подобное и, если да, то чем Вы руководствовались, что Вас вдохновляло? А может, на вашем счету уже не одно
литературное произведение, тогда в каком жанре чаще всего Вы создаете их? И где можно ознакомиться с другими
проявлениями Вашего творчества?

- Сколько понадобилось времени не помню, писал не на одном дыхании. На моем счету действительно не одно
литературное произведение(хотя может быть и нет, все зависит от того, что такое "литературное" . Обычно пишу
без жанра(если это возможно). С самыми моими лучшими произведениями нельзя ознакомится, потому что они нигде не
опубликованы и ждут своего часа. А по большому счету, с моим творчеством можно познакомится на моем сайте:
www.victor78.com

- Хотелось ли бы Вам продолжения этого конкурса?
- Я буду участвовать в конкурсе "Обнажённый соблазн", если Вы об этом. Я увлекаюсь видеомонтажом, а написать для
видеоряда саундтрек для меня вообще не проблема.

- Что Вы узнали об организаторах и насколько их творчество Вам интересно? Слышали ли Вы о них раньше?
- Я смотрел работы Алексея Бабурова, они мне понравились. Так уж случилось, что вид обнаженного женского тела
мне не безразличен, поэтому фото мне тоже понравились, хотя на некоторых из них явно видна печать излишней
постановочности.

- Читали ли Вы произведения остальных конкурсантов, и кто на Ваш взгляд действительно был для Вас достойным
соперником?

- Я читал до конца те работы своих конкурентов, которые вообще возможно читать.
Третье место занял Алекс Петровский, его чувство юмора выделяет его относительно остальных работ, в том числе
и моей. У остальных работ, которых я дочитал до конца, были и плюсы, и минусы, но я не хочу на них заострять
внимание. Тут, знаете ли, неизвестно, какая шкала оценивания - в рамках конкурса я имею ввиду. В смысле
литературности можно оценивать авторский слог. А в смысле соответствия условиям конкурса - это дело
организаторов.


Алекс Петровский, "Хотим больше!" (Украина, г. Запорожье)
набрал 148 голосов и занял 2-е место.


Конкурс "Открытие соблазна"


- Как Вы узнали о конкурсе?
- От знакомой хабаровчанки.

- Чем он Вас заинтересовал, почему решили участвовать?
- Вдохновили эротические фото, предложенные в виде иллюстраций.

- Много ли времени Вам понадобилось для создания Вашего произведения, приходилось ли раньше
создавать нечто подобное и, если да, то чем Вы руководствовались, что Вас вдохновляло? А может, на
вашем счету уже не одно литературное произведение, тогда в каком жанре чаще всего Вы создаете их? И
где можно ознакомиться с другими проявлениями Вашего творчества?

- Времени потребовалось немного, адаптировал под требования конкурса свою давнюю идею. Творю я
тексты преимущественно в жанре фэнтези, и моя страничка на "Прозе": http://www.proza.ru/avtor/alex12

- Хотелось ли бы Вам продолжения этого конкурса?
- Да. Уж очень красивые фотографии. Хочу посмотреть подобные им новые.

- Что Вы узнали об организаторах и насколько их творчество Вам интересно? Слышали ли Вы о них
раньше?

- Раньше однозначно не слышал.

- Читали ли Вы произведения остальных конкурсантов, и кто на Ваш взгляд действительно был для Вас
достойным соперником?

- Просмотрел все. Некоторые не прочитал, для меня они оказались нечитаемыми. Вопрос вкуса.
Понравилась больше всех Юля Серёгина с рассказом "Нюся".



Конкурсанты и их произведения:


1. Алекс Петровский "Хотим больше!"
2. Мария Конева "Мы потеряли Бога?"
3. Алексей Шеховцев "Красота спасёт мир"
4. Наталья Безюк "Из дневника волшебника: в чужой шкуре"
5. Владимир Колесник "История Бокора"
6. Светлана Добрицкая "Путь в себя"
7. Анастасия Ковалёва "Крылатая"
8. Алексей Шестов "Соблазн"
9. Екатерина Аробей "Последняя битва"
10. Дарья Босая "Пленницы золота, или смерть Чингиз Хана"
11. Юрий Козлов "Тайна мироздания"
12. Юля Серёгина "Нюся"
13. Виктория Майкович "Вампир"
14. Дмитрий Брацыло "Негодяй и ангел"
15. Светлана Абросимова "Соблазн тайны"
16. Татиана Рут "Мастер Волшебный и Золотой, а также про три золотых кольца" (притча)
17. Регина Тарасова - без названия
18. Екатерина Меленцева "Глаза цвета далеких звезд"
19. Виктор Селуков "Подарок Ювелира"


Организаторы:


Фотограф Урал Гареев www.uralgareev.ru
Художник-ювелир Алексей Бабуров www.baburov.ru
Художник Варвара Широкова
Топ-стилист Варвара Фадеева
Дизайнер Виталий Гладкий
Клипмейкер Максим Маевский, студия "SunGist"
 

Алекс Петровский. "Хотим больше!"
кукла
wanwaitter

Алекс Петровский.

 

Хотим больше!

 

- Девчонки, а вам не кажется, что наша жизнь проходит без толку? – Светлане совершенно очевидно чего-то не хватало.

- Какой тебе нужен толк? Живём, и хватит! Другие вон и не живут вовсе. Анька вон вышла замуж, как радовалась, а через две недели муж её по пьяни и зарезал.

- Я о том, - пояснила Светлана, - что живём без мечты.

- А какая мечта тебе нужна? Любовь невероятная? Принц на белом «Мерине»?

- Скажете тоже! Мечты должны быть конкретными и реальными.

- Светка, а ну расскажи, какие должны быть мечты! – о мечтах девушки готовы были слушать бесконечно.

- Ну, как говорят в большинстве сказок, желания должно быть 3. Стало быть, всего 3 мечты и исполнится. Может, кто-то умный и сможет одним желанием 22 мечты исполнить, а у меня получается только одну.

- А почему умный сможет 22?

- А сколько?

- Почему не 25?

- 25 чего?

- Ну, этих… чего и 22.

- Нет, ты скажи, чего 25. Прямо так и скажи.

- Мечт. То есть мечтей. Или мечтов?

- Вот потому и 22 мечты, а не 25 непонятно чего. Но то умный так сможет, а мне и одной мечты за желание хватит.

- Это кого ты умным называешь? Может быть, какого-нибудь мужчину?

При слове «мужчина» подружки презрительно фыркнули. Обсуждение темы, как и обычно, завершилось единогласным решением, что все мужики козлы, а женщины намного их умнее.

- Девчонки, мои мечты совсем уж простые. Мне бы денежек побольше, и чтобы парень был с большим размером, и ваще мечта – огромный бриллиант, и чтобы мой!

- Светка, какая ты умная! – девчата в восхищении пооткрывали рты.

- Так вот, девушки, чтобы этого добиться, надо что-то делать! Сидеть и ждать, пока кто-то тебе желаемое принесёт, бесполезно! Не принесёт! – поделилась Светлана жизненным опытом.

- И что же можно тут сделать?

- А вот что можно! Хотя бы попробовать. Вот, смотрите, что я раздобыла!

- Что это такое?

- Табак для кальяна. Называется «Три желания». Попробуем?

- А чего сама не попробовала?

- Стрёмно, - призналась Светлана. – Так что, попробуем? Кальян у меня есть.

- Откуда он у тебя?

- От мужа остался. Куплен во времена, когда муж ещё не пил. Ну, не то, чтобы совсем, а по-чёрному не пил, - Светлана быстро подготовила и зарядила кальян. – Ну, девчонки, пусть нам повезёт!

- Ух ты, он у тебя на скольких человек рассчитан? Мундштучок каждой достался и ещё лишние есть!

- Пересчитывай сама, если делать нечего, - отмахнулась Светлана.

Она сделала несколько глубоких затяжек и совсем не удивилась, что выпускаемый ею дым собирается в человекоподобную фигуру.

- Приказывай, госпожа! – сказало существо, сформированное дымом.

- Ты джинн? – поинтересовалась Светлана между затяжками.

- Можешь называть меня Джинном, - согласился Джинн. – У тебя три оплаченных желания. Предупреждаю, желания не должны противоречить законам природы.

- А какие противоречат?

- Ты желай, и походу разберёмся.

- Я хочу… Чтобы ты отрастил большой размер, и им меня 7 раз подряд! А потом каждую из нас!

- Нельзя, - сокрушённо покачал головой Джинн. – Мы относимся к разным биологическим видам. Так что я вас совсем не хочу…

- Кого это волнует? – возмутилась Светлана. – Чьи желания тут выполняются?

- А главное, госпожа, ты разве не заметила, что я состою из дыма? Вряд ли ты испытаешь оргазм, если тебе «туда» просто запустить дым. Давай другое желание. И не расстраивайся. Все женщины начинают с этого желания, и цифра 7 вполне пристойна. Бывало и 777!

- Ладно, тогда хочу много денег!

- Плохое желание. Приведёт к отвратительным последствиям. Говоря кратко, деньги отберут. Или бандиты, или налоговая. Впрочем, особой разницы между ними нет.

- Да хоть что-то я получу? – Светлана разъярилась неимоверно. – Что за дела такие? Чего ни захочу – всё нельзя!

- Успокойся, госпожа. Кальян должен успокаивать, а ты нервничаешь. Давай дальше. Можешь не спешить, подумать не торопясь.

Ещё после нескольких затяжек Светлана поинтересовалась:

- А можно огромные драгоценные камни? И чтобы серебра побольше! Золото я не так люблю, пусть будут огромные драгоценные камни в серебряных оправах!

- Это можно сделать. Только вопрос – насколько огромные?

- Такие огромные, каких не бывает, но чтоб было у меня и у них! – Светлана показала на подруг, умиротворённо посасывающих мундштуки.

- Допустим, принято. А второе желание?

- Чтобы со мной занимался любовью мужчина с огромным… ну, ты меня понял! Чтобы ему было со мной хорошо, чтобы он меня любил, и чтобы он был мой!

- Принято. Сделаем с огромным. А третье желание, госпожа, придержи пока. Очень часто третье желание «верни всё, как было».

- Уговорил. Ну, я пожелала. И где оно?

- Затянись как следует и закрой глаза.

Когда Светлана открыла глаза, Джинн с кальяном куда-то исчезли. Женщины находились между огромных ювелирных украшений. Светлана увидела своё кольцо, размером больше её самой. Это было именно её кольцо, свои драгоценности она бы узнала при любых обстоятельствах. Светлана взглянула на руку, где этому кольцу полагалось бы находиться, но там его не было. Более того, исчезли не только украшения, но и одежда.

- Что это значит? – заорала Светлана.

- Ты хотела огромных драгоценностей. Увеличить их я не мог – не поместятся в комнате. Потому уменьшил вас. А с одеждой возиться не стал. Кого вам стесняться? - ответил невидимый Джинн.

Светлана огляделась. Девчата игрались с драгоценностями, как дети.

Двое, проникшись красотой перстня, явно молились, исполненные мистического восторга.

Остальные резвились поодиночке. Насколько могла судить Светлана, большинство из них целенаправленно соприкасались с металлом своими эрогенными зонами. Чем-то отличалась от остальных Ленка, Светлана не сразу поняла, чем именно.

 

 

- Ленка, а почему все босиком, а ты в туфлях?

- Оно тебе надо?

- Надо, раз спрашиваю!

- Я никогда не разуваюсь. Стесняюсь. У меня ступни уродливые. Я даже когда с мужчиной, обувь не снимаю.

- И душ принимаешь обутая?

Ленка не ответила. Она уже некоторое время поглаживала себя рукой, и вот наконец принялась за дело обстоятельно. Она зажмурилась, на её лице расцвела блаженная улыбка, и Светлана просто перестала для неё существовать.

Светлана опять осмотрелась. Большинство девчонок занимались тем же, что и Ленка. Двое, молившиеся перстню, молитву закончили и соединились в позе 69. Со всех сторон доносились страстные постанывания.

 

 

Какого чёрта, подумала Светлана, чем я хуже? Она подбежала к своему колечку и начала тереться об него грудью. Чтобы достать приглянувшееся место, ей пришлось стать на цыпочки, но это никак не омрачило получаемое удовольствие.

 

 

Ей было неописуемо приятно, она улыбалась как ребёнок. Её грудь всегда была неимоверно чувствительной, и тепло, обильно возникающее там, стекало к низу живота. Когда сладкое жжение там стало нестерпимым, она согнула ногу, отведя её чуть в сторону, а ладонь почти целиком запустила внутрь себя. Её торжествующий сладострастный стон, казалось, сотряс основы мироздания.

В ответ на него, в замке заскрежетал ключ. Вошедшего она узнала. Это оказался Игорь, её бывший муж, давно уже не выбиравшийся из запоев. Вот его Джин уменьшить и не подумал…

- Цацки, - обрадовался Игорь. – Это сколько же бухла на них купить можно!

Он вознамерился взять перстень, но наткнулся пальцем на двух девушек, ублажающих друг друга.

- Доктор сказал, никаких чертей нет! Вас нет, поняли? – Щелчком он отправил подружек в дальний полёт, завершившийся на стене с чвякающим звуком.

- Ещё черти! – возмущался Игорь, отщелкивая очередную девушку.

 

 

– Эти ещё ничего, на голых баб похожи, а те, что в прошлый раз были, это же просто кошмар! О, а этот чёртик прямо вылитая Светка!

Схватив Светлану за её не очень-то и длинные волосы, Игорь стал её рассматривать.

- Во нечистая сила! Образом бывшей любимой жены соблазняет! А вот и соблазнюсь! – Игорь поцеловал бывшую супругу. На Светлану из его рта пахнуло такими нечистотами, что она почти потеряла сознание.

Игорь тем временем расстегнул брюки и активно заработал правой рукой.

- Милая моя, любимая! Знала бы ты, как по тебе скучает твой Игорёк! – вхлипывал он, периодически поднося Светлану к месту главных событий.

Не обманул сволочной Джинн, подумала Светлана. Размер у мужика действительно огромный. Длиннее моего роста!

- Светочка, я всегда тебя любил, но так хорошо с тобой мне ни разу не было! – вскричал Игорь, и Светлану затопило липкой и ужасно вонючей жидкостью.

Содрогаясь от омерзения, она заорала:

- Джинн, верни всё обратно! - и потеряла сознание от невыносимой вони.

Пришла она в себя снова одетая, высасывая последние струйки дыма из потухающего кальяна. Все подружки были на месте. Все улыбались. У многих ладони находились под юбками.

- Забористая штука! – сказала Ленка. – Мне ужасно понравилось. Надо будет как-нибудь повторить. А это ещё что такое?

Светлана взглянула, что же так сильно удивило Ленку. Игорь стоял посреди комнаты, прикрыв глаза, и усиленно самоудовлетворялся. И он сам, и лужица, которую он успел обильно напустить на пол, испускали отвратительное удушающее зловоние.

- Ты, урод, ты как сюда вошёл?- взвилась Светлана.

- Знакомый джинн дал мне ключи, - объяснил Игорь. – А вы тут что, наркоту курите? – он блаженно улыбнулся и подбавил в лужу на полу ещё некоторое количество мутной жидкости.

Вонь после этого стала совершенно невыносимой. Кого-то из девушек стошнило.

- Пошёл вон, тварь! – Светлана была готова его убить. Игорь благоразумно исчез.

- Мы тоже, пожалуй, пойдём, - смущаясь, сообщили девушки. – Тут пахнет как-то, не очень…

Не дожидаясь реакции хозяйки квартиры, гостьи стремительно удалились. Две из них нежно держались за руки, Светлана не была уверена, те ли это, которые сначала возносили страстные молитвы, а потом не менее страстно ублажали друг друга. Ей это было абсолютно безразлично.

Джинн исчез, желания исполнены, дым и мечты развеялись, драгоценности приобрели обычный размер. Все ушли, а ей придётся убрать блевотину подруг и ту мерзость, что напустил на пол Игорь, вымыть посуду, вытрусить и вымыть пепельницы, вычистить кальян и поставить его на место и вообще прибрать в квартире.

Эх, мечты, вздохнула Светлана. Наверно, я что-то делаю неправильно, раз мои мечты никогда не сбываются так, как этого хочу я!

Мерзко ругаясь вслух, несчастная женщина приступила к уборке.


Мария Конева. "Мы потеряли Бога?"
кукла
wanwaitter
Мария Конева.

Мы потеряли Бога?


Все-таки... Все-таки она была слишком бледна... Слишком.
 Мы потеряли Бога? - спросила меня, волнуясь.
Я посмотрел на нее в упор. Наши руки потянулась к Кольцу, лежавшему между нами, и сплелись, столкнувшись, сплелись в тесном объятии... Только тогда точно понял — нет ни зимы, ни лета, ни Осени...
Лишь безвременье. Одна пустота и безвременье.
И тогда я ответил:
 Нет. Мы сами от Него отказались.


С чего началась наша дружба? А с чего она обычно...начинается?
Бывает со взгляда. Бывает с полуслова. Бывает с общего дела.
Наша — с Осени.
Стояла осень.
Я ходил в университет мрачный, угрюмый, и носил в тонком портфеле только серые тетрадки с двумя-тремя лекциями, и почему-то — березовую бересту, кольцами завернувшуюся в моих карманах.
А она носила — букеты опавших листьев, горевшие каким-то ярким, сверхъестественным светом.
И однажды.. а это было однажды... она уронила чуть порыжевший листок на мои волосы. Я оглянулся и посмотрел наверх.
Там сидела она, вся в сиянии опавших листьев, еще будто бы живых, но уже изнемогающих под холодом смерти.
А в моих волосах был — чуть порыжевший листок.
-Рыжий, - сказала она и смахнула его. Он взвился вверх, а затем стал парить рваными, изогнутыми линиями. Красиво парить. Так никакая птица еще не парила.
И тогда я сказал:
-Будем знакомы...
В тот день мы обменялись берестяными кольцами...

Настоящая осень то приходила, то уходила, и время монотонно предъявляло нам свои счеты. Институт давно был сначала брошен, а потом закончен, лишь наша дружба связывала нас по-прежнему.
У нас были свои семьи. Мы могли долго не видеться. Забывали о друг друге на месяцы, но... Но когда мне становилось невмоготу... я вспоминал про Осень, я вспоминал про ее застигнутые моим взглядом заломленные реснички, я вспоминал... много чего я вспоминал. И становилось намного легче...
Иногда цель жизни не надо искать, она уже достигнута, она — с тобой, внутри, как ось твоей судьбы, как направляющий вектор.
Моей целью была поразительная связь, наша общая энергетика, поток частиц, сливающихся в одном потоке, — наша дружба.
Наша дружба... расцветшая осенью, как какой-нибудь волшебный цветок, она сопровождала нас почти всю жизнь...
Почти... Но ведь осень когда-нибудь кончается... и начинается Зима.
Зима.

Иногда Зима приходит совершенно нежданно...
Жена что-то еще говорила, а я ее уже не слушал. Я все смотрел, смотрел прямо, и в моих глазах отражались выпуклые и серебряные линии этого невероятного создания человеческих рук.
Оно было дьявольски совершенным. Непримиримо выступающее в пространстве мягкой округлостью поверхности, оно рвало мимолетность приходящего мгновения, по своему произволу то останавливая, то заставляя бежать быстрее время...
Именно это меня, кажется, тогда и насторожило...
-А все начиналось с берестяного кольца, — с неуловимой грацией сказала Осень. Она держала бокал шампанского прямо у своих прозрачных глаз, пузырьки колыхались маленькими вихрями, и казалось, что это внутри у нее кружатся бураны, ревет снегопад, завертываются водовороты...
Её фотографировали. Ей аплодировали. Ей восхищались.
Она стояла, вся сияющая под градом оваций, под перекрестом эмоций, под залпом восторженного почитания, и казалась самой себе главным человеком на всей планете...
В этот момент она им и была. Создатель красоты. Творец чуда.
А я... Я все смотрел прямо на налитые светом безудержно выступающие бока этого невероятного воплощения чьей-то фантазии, и мне почему-то казалось, что не человеческому воображению принадлежит эта ловкая нескромность головокружительных штрихов, эта упругость беззастенчивых границ, эта обманчивая нежность разоблаченных горизонтов... Не человеку.
А значит — не Осени.
И я подходил к ней, безжалостный и отчужденный.
Она не глядела на меня, но ресницы ее дрожали.
Я был уже близко, когда Создание вдруг зажглось невероятным ослепляющим светом... Я замер на месте...
То был луч, упавший из-под занавешенного окна.
-Первый снег! Первый снег! - кричали все и распахивали окна.
На улице распластывалась Зима.
- Ювелирная коллекция «Зимняя капель» породило зиму, — каламбурил кто-то в микрофон.
Было шумно, и Она смотрела победительно, возносясь над всеми.
Я все стоял. В щеку мне бил ослепительный свет, отраженный от снега. Мне было плохо.
Моя цель исчезла.
Пришла Зима... Совершенно нежданно.

Что значит жить обесцеленным?
Это значит...каждый день спрашивать себя, зачем ты живешь.
Это значит...равнодушно смотреть на то, что ты прежде презирал.
Это значит...прятать озябшие руки в варежках, идя по морозу раздетым.
Я так жил. Я знаю.
Я мог заснуть и проспать двое суток подряд. Я мог идти по давно знакомым местам и заблудиться. Я мог забыть свое имя, а потом придумать себе новое.
Я так жил. Я знаю.
Лишь ОНА не знала.
Она, она была на всех обложках журналов, на всех афишах театров, на всех любопытных устах... Но я не узнавал мою Осень.
Потому что рядом с ней всегда было ОНО.
Колдовское создание. Кольцо из света и тени.
Увы, не берестяное.

Размышление о жизни никогда не стоят ее самой, и поэтому отравлены, бессмысленны, но все-таки так...вдохновенны, так сильны и так пугающе опрометчивы...
Так слепой размышляет о небе, о огне, о воде... Как неясны его ошеломительные мотивы, как неловок он в своем непонимании главного, но, Господи, как красиво и мелодично звучит его голос, как божественны его обезображенные незрячие глаза, устремленные в неизвестное...
Я — незрячий в поисках сути, в поисках смысла, это правда, но я и не делаю никаких выводов, никаких расчетов, никаких суждений...
Я просто живу, и иногда этого достаточно...
Но ОНА требовала от меня большего, чем мое ничтожное пребывание на этом свете...
 Что есть Бог? - так спрашивала меня она.
 Тот Бог, о котором мы знаем, — это игрушка в руках человечества.
 А что есть Настоящий Бог?
Я думал...
 Это — бесконечное течение... это — Время.
 Тогда что есть настоящий Дьявол? - она пытала...
 Настоящего нет.

И тогда она разозлилась. Глаза вспыхнули, развернулись во мраке. Мог ли я отступить? И я слушал, и я отвечал, как исповедовался, и она замерла, затаила дыхание, и ночь была сном, а наши разговоры — явью.
 Что есть Осень?
 Это — дружба.
 Чья-то дружба?
 Наша...
 А Зима? Знаешь ли, что такое Зима?! Знаешь?!
 Это — Твое Кольцо?
 Это Кольцо и еще что-то... Знаешь ты?
 Это — не знаю...

И тогда она рассмеялась. Это был страшный смех. Гортанный, не ее, чужой... Он был воплощением неживого, и рот, исторгавший эти звуки, был Ртом Мертвеца...
А Кольцо мерцало... Свет луны сплетал на нем свои узоры... Оно становилось все красивей и опасней под вуалями лунных лучей...
 Зима — это любовь!
 Любовь?
 Проклятая Любовь! Проклятая Любовь...тем Дьяволом, которого не существует! Тем Дьяволом — слышишь?!

И она кричала в исступлении. И она изнемогала под криком. И билась в моих руках... И билась! И сжимала кулаки....
А кольцо — мерцало.
Я сорвал его и кинул куда-то в темноту...
Она остановилась.
 Ты думаешь, что что-то уже изменится? Все продано. И наша дружба, и все...
 Дружба не может быть продана...
 Может! И она продана, когда приходит такая Любовь... Приходит Любовь, чувствуешь?

Я чувствовал... По мне будто ползли тысяча шипящих змей, тысяча гадов — голодных, мокрых, торопливых. Они оплетали меня всего, они не давали места даже моей душе, они завивались мерзкими кольцами возле моих мыслей...
Это была Проклятая Любовь... Дьявольская, забытая Богом, подернутая плесенью...
Она была ничем... Кладбищенской тишиной, завыванием эха — она была ничем в этом мире.
Но она оплетала нас, и мы боролись, боролись до изнеможения...
Но не побеждали.
И Кольцо сияло все сильнее, выдергиваясь из темноты яркой неправдоподобной картинкой...
Сияло...И пульсациями отпечатывались мгновения, минуты, часы, годы...
 За что может быть продана дружба? - спросила она вдруг меня, и ее взгляд взметнулся и замер, мгновенно превратившись в сталь.
 За то, что ее стоит...
 Что стоит дружба? Что стоит Настоящая дружба?

 Я цену не знаю...
Ее губы раздвинулись, и я даже не услышал, я почувствовал:
 Врешь. Все ты врешь. И цену ты ЗНАЕШЬ.

Время раздвинулось. Я знал! Я знал цену!
И она знала...
Двое предателей.
Двое.
И тогда я сказал:
 Я потерял берестяное кольцо...
Она сказала:
 Я тоже.

Зима. Зима. Ледяное дыхание. Округлость безграничной материи, заключенной в определенные рамки...
Зима... Зима... Это — ее Кольцо, созданное из всполохах... Это поражение, ее и мое. Это общее падение, это... проклятье, проклятье... Проклятье Дьяволом, Которого Не Существует...
Зима! Зима!
Крик, крик в мерзлой пустыне.
И мы одни... Одни, наедине друг с другом.
Страшно. Страшно. Но может быть — страшнее.
 Твоя цена? Моя цена — почет и знаменитость, - сказала она, искривившись в болезненной улыбке.
 Моя? Моя — всего лишь цель, всего лишь цель моей глупой жизни.
 Что? Разве у тебя не было Цели? - она удивилась.
 Ты ее у меня отняла...
 Это... Наша Дружба?
 Да...

Она замерла... Что-то надвигалось на нее, что-то страшное... Она еще не понимала... Еще...
 Но... нашу дружбу продала Я... - она медлила, смотрела в сторону... - И...Тогда что же продал Ты? ТЫ?

Она замерла, дыхание прерывалось, она ждала моего ответа, ждала... Время смыкалось над нами своими пожелтевшими краями, и я сказал:
 То, что осталось... Нашу Проклятую Любовь.


Двое людей... Двое. Сидят в Вечности. В вечности.
Время... Время не двигается. Никак не двигается. Никак.
Что между ними? Что между этими двумя людьми? Между ними?
Кольцо. Лишь Кольцо. ИХ Кольцо.
Не Ее. А Их.
Более совершенное. Совершенное до пустоты. Совершенное до Абсолюта.
Символ настоящего Дьявола.
А они … они— первые строчки Его гимна...
Первые... Первые в Безвременьи...


«Она стояла, вся сияющая под градом оваций, под перекрестом эмоций, под залпом восторженного почитания, и казалась самой себе главным человеком на всей планете...
В этот момент она им и была.»


«Оно было дьявольски совершенным. Непримиримо выступающее в пространстве мягкой округлостью поверхности, оно рвало мимолетность приходящего мгновения, по своему произволу то останавливая, то заставляя бежать быстрее время...
Именно это меня, кажется, тогда и насторожило...
-А все начиналось с берестяного кольца, — с неуловимой грацией сказала Осень...»



«Все-таки... Все-таки она была слишком бледна... Слишком.
 Мы потеряли Бога?
...Нет. Мы сами от Него отказались.»
 

Шеховцев Алексей. "Красота спасет мир."
кукла
wanwaitter
Шеховцев Алексей.

Красота спасет мир.

7435 год от точки роста. Дерево мира, ярус полисов, полис Циудад, трактир «У Ствола»
- Ох, врать ты здоров, и имя то у тебя говорящее «Вранглер», - Острый отхлебнул из кружки и продолжил шлифовать один из своих метательных ножей, - твоя версия о том, что именно боги создали Дерево не стоит и ломаного гроша. В прошлом году один из магов на этом самом месте рассказывал, что Дерево появилось из ничего, из точки пространства – потом произошел Большой рост в процессе которого Дерево и породило всех живых и неживых включая Троих богов.
Вранглер, сорокалетний на вид, воин с лицом испещренным шрамами, неодобрительно покосился на Острого, и шлёпнул рукой по столу:
- А я бы тебя бы попросил моё имя оставить в покое, хоть ты и Острый, а речи твои тупы, хорошо, что граждане Циудада ныне удивительно либерально настроены, а где-нибудь подальше на ветви тебя бы сожгли за такие речи как богохульника. Фиеро, а что ты скажешь, откуда пошло сущее? – Обратился он к охотнику, полулежащему на скамье.
Фиеро, приподнялся на локте, устало оглядел сотрапезников из под кустистых бровей, потом подтянул к себе кружку, не торопясь расправился с ней, и, вздохнув, выдал.
- Одним богам известно, откуда происходит порядок вещей, я вам могу, только рассказать, откуда происходят волшебные кольца.
Собеседники придвинулись ближе и с интересом уставились на Фиеро.
- Ты говоришь про кольца бессмертия?
Фиеро усмехнулся довольный эффектом:
- Ну да, хотя на самом деле они бессмертие не гарантируют, а производят на своего носителя «гармонизирующий эффект». Так, по крайней мере, сказал мне мой заказчик…. Фиеро откинулся к стене и замолчал. Острый правильно истолковав красноречивый взгляд, подозвал разносчика и сделал новый заказ. Фиеро продолжал молчать. Вранглер, посопев, добавил:
- Уговорил, если мы услышим эту историю целиком, то каждый вечер в течение недели мы проведем здесь за мой счет.
Фиеро довольно улыбнулся и продолжил:
- Три года назад, я вот так же отдыхал вечером в корчме с непонятным названием «Ресторан», это было на имперском ярусе. Публика, соответствующая чиновники всех мастей, косятся на меня, перешептываются. Мне в свою очередь на них начхать, я ждал заказчика. Уже ближе к ночи дверь в очередной раз открылась, что бы впустить нового посетителя, и я сразу понял это он.
Эльф, что б его. Я с эльфами три раза до этого работал, такие задание давали, что каждый раз сам еле уходил. С другой стороны и щедрее оплаты я не видел чем от эльфов. Они, знаете ли в нижние миры очень неохотно спускаются, им видите ли всё у нас глаз режет… и слух… и нюх и вообще все органы чувств возмущены. Еще бы у них на эльфийском ярусе порядок и уют, сила магического поля зашкаливает, и эльфы не будь дураками, этим пользуются. Красоты там неземные. Я когда с заданий возвращался, видел. Все улыбаются, дома красоты неописуемой, на каждый можно смотреть часами, каждая зверушка пытается тебе услужить всячески, даже небо другого цвета.
Так, о чем, это я? Ах да, входит в трактир эльф. Сияет как все эльфы, глазам больно, меня сразу вычислил, позвал. Что он сказал словами сложно передать, так как пользовался его сиятельство мысленной речью. Если пытаться перевести, то сказано мне было следующее. Месяц назад, из эльфийской столицы один из пришлых магов выкрал ларец с драгоценностями. Естественно волшебными, у эльфов вообще нет ничего не заколдованного, а уж в то, что они надевают на себя вложено столько всего. А украденные драгоценности были совсем особенными. Остались еще с древних времен, и поколениями эльфы вливали в них «красоту» или «гармонию», что ли, у нас нет слова которое бы правильно переводили это понятие. Ну, вот возьмем, к примеру, Острого, вот как он в себя пятую кружку пива вливает, примерно вот так они вливали в кольца и браслеты окружающую их красоту.
Эльф описал мне так же и похитителя им был какой-то юный но весьма талантливый ученик одного из верховных магов. Как и все маги довольно субтильный, но при этом чрезвычайно опасный в схватке. Мне было велено - во что бы то ни стало вернуть драгоценности. В помощники мне отрядили детеныша дракона, эльфы их отлавливают еще совсем крохами и связывают такими чарами, что после них драконыши перестают расти и навечно остаются привязанными к своим хозяевам. Когда эльф открыл замысловато отделанную серебром коробку, я сразу не понял, что это дракончик, эти твари мало того, что как и эльфы умеют проникать в мысли людей, так еще и обладают потрясающей способностью к мимикрии. В коробке лежал перстень а в перстне сидела моя первая любовь. Хм…да, практически обнаженная. Прямо как я её запомнил. А через мгновение у меня в голове раздался шипящий голосок, что-то типа «Привет меня зовут Нюхач, а что бы побыстрее наладить между нами контакт я буду превращаться в твои самые приятные воспоминания».
Я смотрю на эльфа, а тот мне и говорит: - «Привыкай, это твой компас, он, как и все драконы чует драгоценности даже с другой ветки, он будет тебе дорогу показывать. Хороший экземпляр, работает с огоньком». Спасибо -, ему, конечно, отвечаю, - а не даст ли «компас» деру при первом удобном случае. На, что мне эльф и отвечает – ,ни при каком случае это маленькое хвостатое чудовище не покинет коробку пока в ней находится кольцо с винным топазом, он от его эманаций в прямом смысле пьянеет и покинуть его не в силах.
Потом эльф выдал мне мешок золота на командировочные расходы и двух грифонов. После чего я не мешкая ни минуты отправился в путь, предварительно осведомившись у мелкого помощника куда двигаться, тот только ножкой ткнул вниз и скал, что похититель уже на ярусе свободных полисов.
Спускаться на грифоне это одно из самых приятных времяпрепровождений в мире я вам скажу, вверх да, они скачут так, что от тряски потом из седла еле живой выползаешь, а вот вниз ммм, скользят, так плавно, что только, когда в воздушный поток попадают слегка потряхивает. Спустился за 4 дня, это не то, что пешком идти несколько месяцев.
Правда, в великом полисе Эстадо, куда привел меня след, мага-похитителя уже не было. Зато были драгоценности. Как выяснилось, по-видимому, обезумевший, маг раздавал их направо и налево. Зачем он это делал, понять было сложно. Но мне тогда было не до размышлений, пришлось облазить весь город, что бы отыскать все шесть вещичек которые маг оставил на радость местным жителям. Каждой добытой мной драгоценной штучке дракончик радовался как сумасшедший, и буквально не отрывался от них часами, принимая облик очередной моей девушки из бурного прошлого
Когда я с боем буквально вырвал последнее кольцо из рук городского главы, мне пришлось очень быстро убираться из Эстадо поскольку половина еще не покалеченной мной дворцовой стражи во что бы то ни стало пыталась отомстить за побитую половину.
Взглянув на очередную миниатюрную красотку в ларце, я увидел, что она опять показывает, что надо следовать вниз.
Ну, что ж спускаться не подниматься. К концу следующих четырех дней я оказался на варварском ярусе, вы сами-то там бывали? Не доводилось? А знаете, почему он варварский? Да потому что аборигены общаются на каком-то своем диалекте, приветствуют например, так «Хеллохайдуюду», а прощаясь, говоря «Гудбай». Варвары, одним словом. Как на их кибитки посмотрел, так грустно стало, дикари, плакать хочется. Дракончик показывал сразу во все стороны. Словом мне пришлось побегать. Маг опять меня опередил, дюжину драгоценностей пришлось собирать у окрестных вождей. Впрочем, тут было полегче, у меня было столько золота, что часть похищенного удалось просто выкупить. Из тарабарских наречий продавцов выяснилось, что маг драгоценности попросту раздаривал их направо и налево.
Через две недели, после очередной купли продажи, живой компас опять уверенно показал вниз. А еще ниже ярус занимали гиганты. Ох, и намучался я там. Вы когда-нибудь пробовали стащить браслет, надетый вместо кольца на полуметровый палец? Впрочем, мне очень помогло университетское образование, я хорошо запомнил рецепт оглушающих заклятий. К тому же очень удачно все ингредиенты, включая зубы дракона, оказались под рукой. Оставалось, полетав над очередным тридцатифутовым громилой на грифоне удачно метнуть кувшинчик с жидкостью на голову гиганту.
Дракончик, тер, ногтем очередное приобретение, пробовал на оставшиеся зубы, и после того как выдавал заключение «это наше» устраивал пляски.

Сбежать еще ниже магу не удалось, я настиг его через неделю на стволе. Его грифон, кого-то не того съел, и я воспользовавшись своим преимуществом в скорости и высоте не без труда, но всё ж одолел мага и обнаружил в его багаже половину сокровищ которые он еще не успел раздать. После того, как я ему покрепче связал руки и усадил на второго грифона и повез наверх, я поинтересовался, а что же заставило такого непростого и уважаемого человека пуститься в авантюру.
Фиеро выдержал паузу, отхлебнул из бокала и продолжил.
- Так этот тип прочел мне целую лекцию, из которой я почти ничего не понял. Он, значит, пытался рисовать связанными руками какие-то графики накопления красоты, что-то рассказывал про «индетерминизм» и прочую заумь. К вечеру я уяснил, что ларец с драгоценностями он похитил, что бы распределить драгоценности по всем ветвям поровну. С его точки зрения все драгоценности должны были постепенно со временем попасть к старейшинам, вождям, мерам и императорам, и в дальнейшем положительно повлияв на них, сделать их политику более гармоничной и просветленной. А через это улучшить, значит, весь мир. И до того он красиво все это рассказал, что я… его отпустил. Святой человек оказался. Ничего себе, всё людям.
Что? Заказчик? А ему ничего не рассказал, вернул половину драгоценностей, что собрал по ветвям, а про мага сказал, что тот сгинул где-то у корней. Где он сейчас? Путешествует, пытается достичь своей цели. Получится ли у него? Поживем, увидим, спасет ли красота мир.

Наталья Безюк. "Из дневника волшебника: в чужой шкуре."
кукла
wanwaitter
Наталья Безюк.

Из дневника волшебника: в чужой шкуре.

Госпожа Пик громогласно высморкалась в платочек, отчего с её плеч сорвалось несколько камушков размером с мой кулак, а затем из её глаз брызнули два небольших водопада, заливая остатки моего несчастного розария. Вторую половину занимала сама госпожа Пик – гора чуть повыше моего дома, с покривившейся верхушкой, за которую из последних сил цеплялась пара деревьев, вся в следах недавних оползней. Её шумное появление, сопровождавшееся обрушением забора и гибелью цветника, распугало всех соседей, и так не особо благоволящих мне и моим гостям. Вряд ли возможно было их убедить, что горные тролли не питаются людьми, у них другой метаболизм: на всей улице я один понимаю значение этого слова, не говоря уже о том, сколько примерно людей разбираются в горных троллях. Но мы-то, волшебники, умеем смотреть вглубь. Я видел перед собой всего лишь расстроенную, заплаканную женщину, внешность которой находилась в некотором беспорядке. Мне пришлось предложить ей в качестве платочка свежую скатерть. Извинившись, что не смогу пригласить гостью в дом, я устроился на крыше беседки и выслушал всю печальную историю, где поддакивая, где вздыхая: если не можешь помочь ничем дельным, помоги хотя бы выговориться.
В своё время я знавал её мужа. Это неудивительно: я интересовался всем подряд, а он интересовался теплокровными. И баловался магией. Соплеменники называли его эксцентричным со свойственной горным троллям сдержанностью: про себя наверняка считали сумасшедшим. Собственно и магией господин Пик занялся тоже из интереса к иным формам жизни. Он решил влезть в их шкуру. И это, видимо, окончательно подорвало его психику.
Одной госпоже Пик доподлинно известно, как прекрасен был тайный сад кристаллов господина Пика, какими изящными узорами залегали внутри его каменного тела руды. Однако тролли не способны концентрировать волшебную силу в себе. Когда понадобилось изготовить магические артефакты, он не только осиротил лучшие из своих горных садов, он извлёк на свет лучшее из того, что хранил в себе.
Магия всегда была уделом теплокровных. И артефакты придумали они же: изящные вещицы, радующие глаз, которые легко носить с собой. Такой громаде, как господин Пик, оказалось мало колец на каждом пальце, он увешал руки браслетами, мочки ушей оттягивали несколько серёг, голова клонилась под тяжестью диадемы, а на груди лежал основательный амулет на толстой цепи.
Хотите знать, что почувствовала госпожа Пик, впервые увидав мужа в этаком облачении? Украсьте себя кусками сырого мяса и выйдите к соседям…
А он захохотал, ударил себя в грудь и превратился в огромного мохнатого зверя – госпожа Пик так и не научилась их различать – и полдня носился туда и сюда с радостным визгом.
Это стало повторяться снова и снова, с каждым разом всё чаще, и не однажды на морде зверя, вернувшегося с прогулки, можно было заметить следы чужой крови.
Госпожа Пик была в шоке: горные тролли вообще-то очень мирные, медлительные и углублённые в свои неспешные занятия существа.
А потом однажды господин Пик показал жене свою новую игрушку. Это было тёплым летним днём. Артефакты лежали на свежей зелёной траве, переливаясь в солнечных лучах. Среди них играл и кувыркался человечек – по описанию госпожи Пик это была девушка. Она льнула к золотым бокам колец, гладила завитки цепочки, любовалась своим отражением в гладкой поверхности камней. Утомившись, она легла в полукруге нагретого солнцем браслета и лениво следила за игрой цветных бликов на своей коже. От неё исходила сладкая истома, новым, странным теплом расходившаяся по каменным телам троллей. Господин Пик попытался заставить девушку вновь двигаться, подталкивая небольшой веткой, как наши малыши, балующиеся с насекомыми.

Бедная госпожа Пик попыталась предостеречь мужа, который со своими смущающими разум артефактами становился всё больше похож на гнома или дракона, и докатился наконец до общения с существами совсем уж разрушительными. Тот согласился, что люди опасные животные, и в то же время прекрасные, завораживающие. Так иные из нас питают страсть к опасным хищникам или холодному оружию.
Несчастная тролльша не ведала, что это начало конца. Господин Пик поселил девушку в одной из своих укромных норок, в бывшем саду камней. В конце концов он позволил ей даже разводить там огонь и готовить мясо, но слишком поздно: холод и темнота уже погубили её. Девушка умирала от чахотки, и глаза её отражали страшный, нездешний свет. Однако она успела нанести удар: господин Пик захотел влезть в шкуру человека. И у него это даже получилось. И тут же он возжаждал общения, но все прочие люди разбегались от него в ужасе. Зато мне пришлось с ним познакомиться по долгу службы: для борьбы с великанами часто нанимают волшебников.

Девушку я уже не застал – господин Пик прихлопнул свою прекрасную пленницу, когда та пыталсь бежать, прихватив самое лёгкое из колец, которое пыталась катить.
Мы обсудили ряд вопросов, и я оказался в некотором затруднении: он был интересен – и опасен. В том числе для себя. Я решил потянуть время, а наш неукротимый господин Пик не намерен был останавливаться. Он решил войти в человеческое общество. Дружбу он, кажется, уже изучил, и теперь хотел понять, что же такое любовь. Или война: сильно заинтересовался оружием, которым его пытались отогнать.
И вот он радостно топал прямо в ловушку, расставленную древним искусством магии, выбраться из которой без опытного учителя удавалось очень немногим. А я просто ждал.
С чего начать? С того, с того, что про личную жизнь магов-анималистов ходит несметное количество пошлых анекдотов, и не меньшее количество страшилок? С того, что артефакты усиливали любовные чары играющей в опасную игру девушки, привязывая тролля к ней и к золоту? С того, что пребывание в образе иных существ приближает тебя к ним, необратимо меняет психику, а в некоторых случаях может привести к окончательной ложной самоидентификации? Кроме того, при трансформации несходных объектов остаётся много чего лишнего, а если ещё размеры этих объектов сильно отличаются, лишнего становится гораздо больше. Можно, конечно, пренебречь выделяемой/поглощаемой в таких процессах энергией, но попробуйте собрать какой-нибудь прибор из пары других, и так несколько раз…
Конечно, я тоже виноват: сам подарил ему для общего развития книгу сказок, из которой он и почерпнул эту дурацкую идею насчёт мыши. Маленькой мыши. Только чтобы в этот раз обойтись безо всяких кошек. А ведь у него был талант к превращениям. И артефакты он создал замечательные – те, что теперь стали частью маленького серого тельца, канувшего неизвестно куда. Господин Пик хотел стать лучшим в своём роде («смогу это – смогу что угодно!»), а стал просто мышью, заигрался и не смог вернуться.
Теперь его вдова плачет передо мной, единственным из его более-менее близких знакомых, владеющим человеческой магией, жалуется, что соплеменники не дают ей проходу, то и дело слышишь за спиной «гора родила мышь», а их древняя фамилия приобрела второе значение и произносится с издевкой, и что же ей теперь со всем этим поделать? Нельзя ли всё вернуть, как было? Куда, ну куда он мог подеваться?
А мне-то что прикажете? Я, конечно, изучал психологию, но высших существ, и вряд ли пойму, куда пришло на ум отправиться мыши, тем более – сумасшедшей мыши! Разве что влезу в её шкуру. Нет уж, увольте!

Владимир Колесник "История Бокора."
кукла
wanwaitter
Владимир Колесник.

История Бокора.

Осень всеми силами сдерживала наступление зимы.
Но уже в октябре, особенно в утренние часы ощущалось ледяное дыхание её величества Зимы. Травяной покров день за днем терял насыщенность окраски и в некоторых местах уже приобрел цвет мокрого песка.
И вот в один из дней, когда девяносто девять процентов травинок были выкрашены бойцами 12 Зимней Армии в белый цвет, в окно постучали…
Тук, тук, тук …-стеклянным звоном разнеслось в наполненном табачным дымом параллелепипеде кабинета. Сначала я подумал, что мне это показалось…
ТУК, ТУК, ТУК- постучали настойчивее и продолжительней.
Я распахнул створку окна и перед моими глазами, предстало следующее зрелище.
Переминаясь с ноги на ногу, оставляя на покрытой инеем жести козырька, сюрреалистичный орнамент из черных точек, откашливаясь от дыма, мгновение назад наполнявшего комнату, но стоило лишь приоткрыть окно, и он, почувствовав свободу, со сквозняком устремился, в сторону скошенных полей играя с ветром и завихряясь в безумном танце, стоял он.
Он. Представитель лесных жителей, точнее Кострубонька, гордящийся своей спутанной бородой и крючковатым носом, которые являлись характерной чертой его рода, а также положительной ролью своего семейства в сельском хозяйстве.
В малюсеньких ладошках плетеные чемоданчики, по все видимости собранные в большой спешке, ибо из того, что был крепко сжат пальчиками левой руки, торчал кончик красного галстука с абстрактным рисунком. В правой же ручонке была авоська с продуктами. На кончиках усиков поблескивали бриллиантики замерзшей воды. И он дрожал всеми своими конечностями.
Внезапные холода заставили мигрировать многих обитателей леса с еще зеленых, но замороженных плантаций. Диверсионные группы, проникая за линию теплого фронта, замораживали все форпосты осени, обрывали с деревьев разноцветные знамена, развеивая их по далям и весям.
Несколько оторопевши от его внешнего вида, я не в силах был произнести ни слова. И секундная стрелка успела сделать пятьдесят девять шажков своего бесконечного бега, прежде чем я предложил этому продрогшему созданию войти.
-Заходи, – голосом и жестом выводя его из анабиозного состояния, промолвил я.
Он вошел, едва передвигая закоченевшие конечности, утопая по колени в уже начинавшем таять инее, покрывающем раму.
Попав в теплое помещение, его сразу разморило, и, оказавшись на столе, он тут же забрался в дырокол, сунул под голову авоську и уснул.
Снился ему расцветающий весной лес. Шелест молодой листвы, пение птиц, журчание воды на перекатах, чувство полета в восходящих потоках теплого воздуха, поднимающегося со свежеперепаханых полей, слепящие лучи солнца…
Что же завтра предстоял день историй и, стараясь не тревожить его сон, спрятал дырокол в сейф.
Утром, придя на работу, я застал его за старательным выдраиванием своего шерстяного плаща. Старичок с таким усердием начищал пуговки и застежки своего одеяния, что не заметил, когда я открыл дверцу стального шкафа.
Познакомились. Его звали Бокор.
За рассказами из жизни мира деревьев и кустарников пролетел день.
Самым интересным был рассказ о Великой Любви…
Однажды на одно прекрасной поляне, на опушке дубового леса, где с восточной стороны цвели ирисы цвета моря песчаных бухт таиландского побережья, где ветер нашептывал на ушко вековым деревьям сказки и тайны Лукоморья, и эти великаны в восторге от чудесного повествования шелестели ладошками листьев, переживая за героев, эмоционально воспринимая каждый неожиданный поворот событий.
Пьяный лес, так окрестили эти заросли в народе, за бесконечное шептание.
Жил на этой поляне дедок. Занимался он столярным делом, весной копал огород, садил фрукты, и овощи… Жил не тужил.
И вот однажды ему приснился удивительный сон.
Над спящей поляной пролетел матовый белый диск, затерявшийся в макушках дубов он будто растворился в шуме листвы… И спустя мгновение над окрестностью повисла угрожающая тишина.
Он открыл глаза. Вокруг была непроглядная тьма, за окном стрекотали сверчки, в насыщенном влагой воздухе медленно трассировали огоньки светлячков. Всё было в порядке.
Пролетела неделя, и события той ночи уже практически стерлись в памяти.
Всё началось после того, как он посетил бал у высокопоставленного чиновника, где познакомился с Костромой. Её умопомрачительная красота и несколько капель меда вскружили ему голову. Лес гудел. Пляс захватил всех.
В безумии эмоций они закружились по залу, следуя порыву страсти невероятной силы, музыка играла не только в затемненном зале, но и в их душах. Зрачки чернильной тьмой центра неотрывно смотрели в глаза партнера. Окрыленные неведомым чувством они не заметили, как лапти перестали касаться паркета, и, как неумолимо их тянуло в безоблачное, залитое лунным светом небо…
Вот уже не стало слышно переливаний гуслей, трели свирели, бита бубна. А они всё поднимались и поднимались вверх.
Что же это? Какая могучая сила помогла им взмыть над облаками…
А-А-А-А-А!!!
Пред очами предстал полый внутри шар из неведомого материала. В части, обращенной к земле, находилось отверстие и именно из него тянуло непреодолимым полем. Металлическое кольцо, разделенное на сегменты, в каждый из которых был инкрустирован красный минерал, служило границей между знакомым миром и неизведанной полостью шара.
Их затаскивало. Отчаянно работая руками, они пытались вырваться из этого потока, но все попытки были тщетны.
Внутри…
Здесь оказалось гораздо просторнее, чем казалось снаружи.
Зеленые букашки скакали от одной поверхности к другой, не обращая внимания на них. Тут перед их глазами появился какой-то непонятный объект, отливая серебряным окрасом, с красным прямоугольником, обозначавшим глаз… Он застыл на миг, затем медленно по спирали опускаясь вниз, не отводя своего «взгляда», сканировал их…
Потом только воспоминания полета вниз… кувыркаясь, потерявшись в пространстве и во времени, он приближался к центру земли. Но он был один… Где она, где? Немой вопрос. Без ответа. Слезы бежали из глаз, но тут же изумрудиками застывали в ледяном воздухе, и летели возле него…
Что случилось?
Миновав слой облаков, он заметил, что недалеко от него летит неопознанный предмет, переливающийся в лучах восходящего солнца. Но, приглядевшись хорошенько, он узнал в нем, ЕЁ туфельку.
Преодолевая встречный поток воздуха, обжигающего холодом мордашку, он в невоспроизводимом кульбите дотянулся до туфельки, и засунул себе во внутренний карман фрака.
Зеленая поверхность стремительно приближалась.
Деревья росли на глазах.
Листья, веточки, листья, ветки, листья, ветви, листья…Прошлогодняя листва.
Фрак пришел в негодность. Измотанный не в состоянии подняться, зажав туфельку в ладошке, он провалился в сон…
Он ждал день, второй. Дни объединялись в недели, недели в месяца. Прошло два месяца, а её всё не было. Тут к нему стали наведываться родственники, сначала говорил правду, но ему никто не верил, затем стал врать, потом бегать.
Родственники, узнав, где он принялись атаковать его убежище, сотни насекомых бились в стекло…
По этой причине он вынужден был мигрировать из Пьяного леса, захватив с собой минимум пожитков.
Несколько дней заняло преодоление двадцати верст. Но все шел и шел по асфальту трассы, ибо не всякий леший решиться показаться людям, а тем более выйти из укрытия зарослей на оживленную магистраль. Шаг за шагом, и вот уже впереди огни деревни. Где можно будет набраться сил и подготовиться к решающей битве за освобождение прекрасной дамы. И вот над сопками в ночном небе показалось зарево, поселок где-то там.
Уличные фонари служили верстовыми столбами, поэтому продвигаться по населенному пункту незаметно было достаточно просто.
В деревянный дом входить было рискованно, собаки, кошки и дети могли разорвать его в клочья, не говоря, что дядька Домовой будет не рад ему. Поэтому выбор его пал на панельные пятиэтажные здания, о которых он только слышал и теперь увидел впервые… Звезды электрических лампочек, за окнами давали четкий геометрический рисунок в темноте ночи. И он пошел на этот свет.
И так в один из последних дней осени, он оказался в моем окне, в моем кабинете.

Утро. Белое пушистое покрывало опустилось на поверхность Земли. Зима пришла. В воздухе резвились маленькие кристаллики льда, играя с ветром, водили хороводы, прятались в ресницах прохожих, но, боясь растаять, сами выпрыгивали из своего укрытия и подхваченные потоком воздуха закручивались в прелестном танце.
Кострубонька готовился к великому походу, приручал птиц, на которых как на Змее Горыныче хотел атаковать неизвестное тело. Упражнялся в фехтовании, беря уроки у проезжающих воинов. Все же свободное время он проводил в ласточкином гнезде под самой крышей, следя за небом, а вдруг там возникнет шар. Верный ворон не отлетал от него далеко, чтобы при малейшем зове очутиться подле хозяина и оказать ему посильную помощь в освобождении возлюбленной.

Весеннее настроение пришло неожиданно, просто однажды проснулся от звона капели по карнизу. Размял затекшие члены, плотно позавтракал.
Вдруг гам разгулявшейся не по мартовски Весны заглушил вой, и нечто непонятное пронеслось по синему небосводу…
Еге-гей – вот оно то самое. – пронеслось в голове Бокора. Зычный свист и вот уже он стал черной точкой на безмятежно голубом небосводе. Вооруженный сучковатой дубиной и копьем он на своём вороне повторял траекторию неопознанного объекта…
Жажда мести пульсировала в его жилах, разогревая кровь. Стремительно сокращалось расстояние между ним и предметом атаки.
Да, это было оно.
Да, это было то, что безмерно ожесточило его.
Да, это требовало уничтожения, дабы искоренить чувство мести.
Всё было, как и в тот вечер, шар завис над поляной и обратил окаймленное металлом со вставками красного минерала отверстие перпендикулярно земле.
- Нет, чертяга, в этот раз тебе не удаться уйти…
Молниеносное движение руки, и со свистом рассекая воздух, копьё устремилось в центральную часть шара.
Копьё соприкоснулось с поверхностью с металлическим звоном, но вошло в корпус как горячий нож в масло. Клубы дыма с писком вырвались наружу. Шар заурчал, как забарахливший двигатель.
Крутой разворот на вороне и дубина вырвала клок искрящегося вещества, оставив глубокую борозду на корпусе. Удар, удар, еще удар, еще удар и вот язычки синего пламени заплясали на поверхности. И летающее тельце изрядно потрепанное по спирали пошло вниз. Откашливаясь от едкого дыма, он вошел в глубокое пике и рванул следом.
Земля приближалась стремительно. Объект первым достиг земли. На земле догорая дымился металлический остов. Бокор лихо скатился по вороньему крылу и осторожно подкрался к шипящему раскаленному кольцу, но не увидел с другой стороны продолжения изумрудного луга. Там была чернота. Чернота настолько глубокая, что, смотря в нее, казалось, что ты слеп.
Перекинув из руки в руку палицу. Он смело шагнул в черноту. Ряды золотистых постаментов, с водруженными на них всевозможными существами. Были здесь и русалки и мавки, в одном из ответвлений он увидел кожистый хвост Змея Горыныча, то-то давно его не видали.
Он шел вперед, и только стук сердца сопровождал его.
Стоп. Сердце замерло.
Она. Кострома.
Слеза капнула в ладошку, от неожиданности дернул рукой.
Капелька блеснула и по дуге полетела в сторону возлюбленной. Соприкоснулась с кожей и, оставляя мокрую дорожку по ноге стекла к пятке.
Девушка поежилась от холода и открыла глаза.
- А гости уже, разошлись?
- Да. – только и смог он произнести.
- А почему так темно?
- Снаружи весна.
- Весна!?
- Да.
- Давай уйдем отсюда, здесь как-то очень мрачно.
- С радостью.
И они выпорхнули из портала в шум и гам мартовского дня.
Жизнь продолжается…

Светлана Добрицкая "Путь в себя"…
кукла
wanwaitter
Светлана Добрицкая

Путь в себя…

Сквозь тьму прорывался отблеск зари. Тёплый туман окутывал новорожденное одиночество. Ещё не сделан первый шаг, но чувствуется её сила, энергетика, которыми она согреет мир. ОНА смотрела вокруг, ища защиты и тепла. Вокруг суета и нетерпимость. ОНА кому-то принадлежит, её пытаются зажать в рамки воспитанности. Но ведь ОНА- властительница души, ОНА- владелица небесных глаз и непослушных пшеничных кудрей.
Звучит музыка, она готова исполнить свой первый танец, улыбается мило маме, заслуживает аплодисменты у отца. ОНА- чудо. Чудо рождения маленькой женщины. Пока телу неподвластна манерность, игривость, мода только маняще привлекает яркими тонами одежды, каблуки прохожих женщин интригующе стучат по мостовой. И вот появляется задумчивый взгляд будущей женщины, которую постепенно скрадывает наступающая неумолимо взрослость.
Она способна дотянуться до полки на мамином трельяже, она сбрасывает вниз шкатулку с мамиными украшениями…
Старый альбом с фотографиями запустил часы жизни, неумолимое тиканье меняет черты лица, опускает в колодец памяти события и лица. Всё остается прежним, но всё уже не так…
Вчерашний голос мамы пел колыбельную, а сегодня отчитывает за то, что поздно вернулась домой.
Небесные глаза стали цвета талого снега по весне. Ведь ОН ушёл смеясь. Вместо извечного тандема ОН и ОНА осталось лишь ЕЁ одиночество. Детская слеза течёт по небрежному макияжу на щеке. Это юность уходит, забирая с собой первые чистые снежинки влюблённости, метели стремлений, новогодние мечты и желания. Талые снега освобождают от зимнего сна природную силу. И где взялись силы дать себе обещание занять трон, а на маскараде жизни достойно нести маску, за которой прячутся глаза цвета талого снега по весне… ОНА живёт не зря- ОНА умеет любить. Свергнутая любовь цвета талого снега, но ведь именно она питает сонную землю, которая скоро взрастит первые цветы…
Кисть мастера легко касается холста, но образ неуловим. Он изменчив как дикая кошка, как спящий вулкан, как настоящая женщина…
ОНА одевает пуанты – она легче воздуха, ОНА создает стихи- говорит душа. Гениальность лишь в том, что она рядом и так далеко одновременно.
ОНА стала взрослой, легко управляет своей жизнью, айсберг души показывает лишь вершину, но сколько скрыто под водной гладью…
Актрисой она идёт по жизни, замирает на фотографиях, улыбается подаренным цветам, уставшей возвращается с работы и под звуки саксофона уноситься к своим сокровенным мечтам.
Она не инертна, ОНА- задумчива и самодостаточна.
Держа мольберт в руках, она сама рисует свою жизнь, без эскизов и черновиков…
Её сила в одиночестве, ОНА ведома законами жизни, словно дрейфующий корабль на лунной дорожке. Жесты медленные и уверенные. Смотри на неё, художник, только лунными тонами и полумраками ты сможешь изобразить её на водной глади океана. Ночь приносит ей утешение и покой, а первые лучи раскалённой звезды возвращают ей самообладание и желание владеть красотой этого мира. Мир у её ног или может ОНА и есть этот мир…
ОНА всегда ищет себя, во всех веках, во всех мирозданиях. Детская наивность сменяется разочарованием от первой любви, раненое сердце находит нишу в творчестве. Будь то полуночные стихи, мурлыкание грустной песни, росчерки карандаша на белой салфетке.
Теперь ОНА напоминает бокал живительной влаги. Она с опаской смотрит на небо, нет ли там раскатов грома, хмурых туч, ведь на её руках ЖИЗНЬ. Маленькая сопящая жизнь. Ей не нужна дорога, усыпанная розами, ей не нужны поклонники, обожатели, ловеласы, донжуаны, ведь она Царица своего мира. У неё есть наследник, который босыми ногами шлёпает в коридоре в поисках большого рыжего кота.
Укутанная в плед, ОНА пьёт горячий шоколад, и каждый вечер засыпает на плече любимого человека. ОНА ещё львица, но львица со львом и львёнком.
Многогранна, многолика её жизнь. ОНА ведёт по жизни нового человека, шаг за шагом она вписывает историю в старый альбом фотографий.
Осенние листья шуршат под её ногами, шкатулка с драгоценностями чаще и чаще оказывается в руках любопытной внучки- красавицы. Как и когда-то маленькая женщина ловкими движениями примеряет на себя всё сразу, новогодней ёлкой бегает по квартире и ждёт своего выхода на сцену жизни. А роль извечна и непроста, роль женщины. Финал бывает окончательным лишь у плохой пьесы, а шедевры жизни всегда вызывают на бис, требуют всё новых премьер.
Новые ветки с природной неловкостью появляются на кроне столетнего дерева. Сначала они незаметны и скромны, ведь черпают силы у закалённых ветрами, обласканных дождями свидетелей прошлого. Прошлогодние ветки ничем не хуже новых, они также заботятся о всём убранстве и имеют очень важное преимущество перед молодыми: они знают, что за холодной зимой снова придёт весна.
Окольцованная птица не теряет свободу, она просто становиться кому-то нужной. Кто-то заботиться о ёё сохранении для будущего. Кольцо- замкнутый круг. Но не безысходность, а вечность сокрыта в нем.

Ковалёва Анастасия "Крылатая"
кукла
wanwaitter
Ковалёва Анастасия

Крылатая

Пустота…обыкновенная, молочно-белая пустота, в которой нет ничего…Она впитывает все мысли, путает нити воспоминаний, растворяет в себе…Всё наполнено ярким ослепительным светом, но в глаза бросается кромешная тьма…По телу приятно разливается прохладное тепло, лёгкий ветерок ласково треплет рыжие кудри…И вокруг, нет больше ничего…только Она, и её сегодняшний мир…

«С чего это вдруг, у меня сегодня всё такое чистое и красивое?» - Размышляла Айола, рассматривая свою фантазию, повиснув вверх ногами на золотом кольце с аметистом и маленькой цепочкой с ключом на конце. Его она тоже придумала сама...Зачем же носить маленькое колечко, когда оно может носить тебя? Поэтому, Айола и сделала его таким большим, чтобы можно было повиснуть и рассматривать собственную фантазию с ещё более фантастической стороны. Ведь так будет веселее…Правда?
Конечно, когда ты одинока, и никто не хочет пускать тебя в свой мир, фантазия становится тёмной, страшной…постоянно хочется падать вниз с недосягаемой высоты...Такой, Айола была вчера. Всю жизнь, быть одинокой, жить в мире, который можно изменять, как тебе только вздумается…но нельзя придумать человека….



Айола вздохнула и решила приоткрыть ненадолго завесу своего маленького мира, авось, кто-нибудь захочет придти и скрасить её одиночество…Глупая надежда…А хотя ладно, будь, что будет. Зато, можно и на миры соседей посмотреть. Интересно ведь – у кого какое настроение или просто узнать тайны души человеческой…Айола знала почти всех – внешность, характер, почти читала их мысли…И это при том, что она в жизни ни общалась ни с кем из них. Никогда…
Вот, Вилира. Постоянно прячется от всех в своём маленьком «храме». Любит покой и одиночество, часто философствует на тему жизни и смерти. К ней редко ходят гости, да и сама она не слишком часто выходит из дома…Всё погружена в свои мысли, размышления, идеи…Вот и сегодня, Вилира как обычно отвернулась от других.

«Глупая…» - Думала на этот счёт Айола, - «Невозможно всю жизнь прятаться от всех. Это же так эгоистично…Может быть, кто-то нуждается в тебе, а ты отвернёшься от них и будешь всё рассуждать о своих вроде бы высоких проблемах…». Неожиданно, Вилира повернула голову в сторону Айолы, словно почувствовала, что та за ней наблюдает. У девушки забилось сердечко – может быть, она сейчас придёт к ней, заговорит или хотя бы просто пожелает доброго утра…Но нет, Вилира лишь окинула её оценивающим взглядом, будто видела впервые в жизни (хотя они жили рядом вот уже более ста лет) и отвернулась, вновь погрузившись в себя…
Айола загрустила. Снова, душу наполнила горечь отчаянья…Ладно, Вилира, живи своей философской жизнью, но знай, что до добра, это тебя не доведёт. Девушка вздохнула и перевела взгляд на двух других своих соседок – Эри и Нери.
Вроде бы, они не были сёстрами, но любили друг друга сильнее чем самые близкие люди на свете…Свой мир, они создавали вместе, он у них был общим и открытым для всех и для каждого. Обе девушки были со всеми приветливы, и рады новым знакомствам. Они любили созидать, ведь в мире нет ничего лучше гармонии…

Но Айола, неведомо почему, всегда была для них чужой...Эри и Нери никогда не пускали ей в свой мир, и даже не разрешали смотреть в их сторону…Она как-то раз хотела побывать у них, но они прогнали её самым жестоким образом…На плече Айолы, в память о том дне остался шрам в виде молнии, это Нери так рассвирепела...Эри долго её успокаивала и попросила Айолу уйти…
Увидев, что девушка смотрит на них, Эри и Нери быстро сотворили завесу и их мир стал недоступен чужим глазам. Айола усмехнулась, - «Ну, не хотят и не надо…Всё в своей дурной «гармонии» прозябаете девочки. Да?» - Она спрыгнула с кольца. Голова слегка кружилась после долгого «переворота», -«Фу – ты. Пора завязывать…» - Подумала Айола и посмотрела на мир ещё одной своей соседки – Софии.
София очень любила загадки…Всё таинственное и непонятное по жизни притягивало её к себе как магнитом. И мир её тоже был тёмным и загадочным…Она создавала в нём самые непонятные головоломки и сама же через некоторое время их разгадывала. Вот и сегодня, опять нечто странное придумала «Что же это за штуковина?»- Айола снова пыталась угадать – какой сюрприз теперь преподнесла себе София. Но, увы, это знать могла только она сама…

София заворожено смотрела на новую загадку и не замечала ничего вокруг себя. И до Айолы, которая по-прежнему не сводила с неё глаз, ей не было никакого дела. Причём всегда. Всю жизнь.
Айола печально вздохнула. В очередной раз, она никому была не нужна. Все её презирали. Все до единого. И она никак не могла понять за что? Она же такая же как они: создаёт свой мир, размышляет в нём о жизни и смерти, хочет чтобы всё в нём было гармонично и чтобы в нём оставалась хоть какая-то загадка…Но нет, Айола была чужой. И все это знали, кроме неё самой.
Девушка закрыла свой мир и расправив крылья, взлетела в высь, в белоснежное небо, бесконечность…одинокую бесконечность, придуманную ей самой. Она родилась с крыльями, жила с крыльями, летала…И до сих пор не могла понять, за что её презирают…
В этом мире, фантазия безгранична – можно создавать всё, что только придёт в голову, кроме одного…В мире мечты и воображения, никто не умел летать…А это была самая главная мечта у каждого жителя, но подвластна лишь ей – Крылатой Айоле…Ей все завидовали, боялись и не хотели принимать за её прекрасные чёрные крылья…
Конец

Шестов Алексей "СОБЛАЗН."
кукла
wanwaitter
Город Москва школа №693

Шестов Алексей

"СОБЛАЗН"

Молодой худощавый юноша сидел на берегу реки и любовался закатом. Его острое лицо укрошала небольшая бородка. Глаза цвета свинца были устремлены к заходящему солнцу. Теплый весенний ветер растрепал его длинные волосы цвета сухой земли.
Послышался небольшой шумок – это птица вспорхнула с дерева. Юноша обернулся и замер. К нему подошла девушка необыкновенной красоты. Изумрудные глазы красавицы смотрели в глаза юноши. Ярко-огненные волосы находились во власти ветерка. На ней было красное шелковое платьице. С улыбкой она спросила:
- Можно я сяду рядом с тобой?
- Конечно, - ответил слегка смущенный молодой человек. Изящная и босая, она подошла и опустилась на траву рядом с ним. Он не мог оторвать от нее взгляда. Она снова улыбнулась ему, полностью легла на землю, подложив под голову руки.
- Как тебя зовут? – спросила она своим нежным мелодичным голосом.
- Сильванус, а тебя?
- Элианора, - ответила девушка.
- Элианора...красивое имя, - юноша прилег.
- Закат сегодня прекрасен, не так ли? – девушка посмотрела на солнце.
- В сравнении с тобой он ничто.
Девушка рассмеялась, ее добрый смех заставил Сильвануса улыбнуться. Они взялись за руки и продолжали так лежать, пока на небе не появились звезды. Держась за руки, они пошли к юноше домой.
В небольшом деревянном домике было две комнаты: гостиная да спальня. В гостиной было очень много книг, но так как юноша был не достаточно состоятелен, книги беспорядочным способом были сложены в стопки, стоящие на столе и полу. Войдя, девушка спросила:
- Твоя библиотека? Любишь читать?
- Наверное, это смешно, но я был писателем. Эти книги были моими музами, - усмехнулся Сильванус.
- Был? А почему прекратил?
- Вдохновение покинуло меня...
Элианора посмотрела на юношу. В этом ее взгляде было что-то таинственное:
- А что если я буду твоей музой? Ты будешь создавать прекрасные произведения? – девушка спросила, нежно улыбаясь.
- Боюсь у меня ничего не получится, - грустно сказал Сильванус, подойдя к одной из стопок книг.
- Не волнуйся, я тебе помогу. Уже поздно, пойдем спать, - Элианора взяла Сильвануса за руку, они прошли в спальню. Юноша прилег на кровать, девушка, медленно сняв платье, улеглась рядом. Их губы сомкнулиь в жарком страстном поцелуе...

Сильванус раскрыл глаза, повернув голову направо. Элианора уже проснулась и смотрела на него своим нежным взглядом.
- Доброе утро, - девушка улыбнулась. Скинув одеяло, ногая красавица поднялась с постели и, сладко потянувшись, надела свое алое платье. Девушка прошла в гостиную, юноша, одевшись, проследовал за ней.
Книги были аккуратно разложены на полу, на столе стояла чернильница и стопка бумаг. Сильванус был удивлен, Элианора, хитро улыбаясь, взяла юношу за руку и подвела его ко столу. Сильванус сел за стол, обмакнув перо в чернила. Закрыв глаза, юноша задумался. Девушка, все улыбаясь, стала нашептывать ему в ухо слова. В голове Сильвануса начали возникать множество различных образов: женщины, мужчины, дети, люди, эльфы, драконы, пещеры, леса, замки...
С каждой секундой глаза Элианоры становились все ярче и ярче, пока не стали ярко-огненного цвета. И в этот момент Сильванус увидел последний образ – огромные темно-красные врата, которые были чуть приоткрыты, и оттуда шел красный свет.
Юноша открыл глаза, они были красными от напряжения. Шепотом от волнения он задал вопрос:
- Что это было? – Элианора улыбнулась, ее глаза больше не горели.
- Ты правда хочешь знать? Хочешь увидеть Врата своими глазами?
- Да, я хочу этого, - юноша обернулся и посмотрел на девушку, стоящую за его спиной. Она протянула ему свою изящную руку, он протянул свою...

В мгновение ока они оказались в другом месте. Земля под ногами была выжжена и истрескана. Впереди раздавался несмолкаемый гул. Сильванус посмотрел туда – он находился пред Вратами.
Громадные врата из красного камня манили юношу.
- Не желаешь войти? – послышался мелодичный голос красавицы.
- Я не умру, если зайду? – спросил Сильванус. Он уже догадывался, ЧТО находилось за Вратами.
- Конечно же ты будешь жив, - расмеялась звонким голоском Элианора. Она протянула ему свою руку. – Пойдем?
Соблазн был велик, с каждой секундой, что он смотрел на Врата, желание становилось все больше и больше. Юноша думал, что если он зайдет, то вдохновение вернется к нему, но все же он колебался. Элианора взяла его за руку, потянув за собой к Вратам. Сильванус не мог оторвать своего взгляда от них...

Сильванус сидел за столом, и из-под его пера одна за другой выходили строчки. Он создавал произведения одно за другим, никогда не останавливаясь, все время что-то бормоча. Его взгляд был пустым. Сознанием Сильванус находился не в этом мире. Больше Сильвануса не покидало вдохновение, как он и хотел. Но в то же время он не мог остановиться. Он получил проклятие, но, казалось, был счастлив. Улыбаясь, он сидел и создавал интересные произведения. Рядом стояла необычайно красивая девушка с ярко-огненными волосами. Она улыбалась своей самой нежной улыбкой, а ее глаза светились алым светом...

Екатерина Аробей. "Последняя битва."
кукла
wanwaitter
Екатерина Аробей.

Последняя битва.

«В мире, где сошлись в непримиримых междоусобицах орки, эльфы, люди, гномы и гоблины. Смерть и жизнь, тьма и свет, зло и добро переплелись так тесно, что даже боги не могли отделить одно от другого. Миру, в котором кипела вечная война, слабые предавали сильных, добрые бросали любимых, злые щадили побеждённых, а виноватые решали судьбы невиновных, этому, сошедшему с ума миру пришел конец.
Проклятие нависло над миром, знамением столь явным, что даже самый неумелый и никчемный прорицатель мог истолковать его:
От каждой расы живущей, должны быть посланы избранные в Сердце Мира, где, сразятся они с восставшими из праха земного за жизнь этого мира. И только их рука держащая меч, решит жить этому миру или умереть.
И шли избранные к «Сердцу Мира» - городу некогда могущественному и стоявшему над вместилищем небывалой магической силы, выбран был который богами, как место последней битвы.
Избранные пришедшие от разных рас и народностей собрали в себе представителей разных сословий. Князи и проститутки, воины и крестьяне, золотари и мастеровые, священники и шуты, все шли плечом к плечу на последнюю битву.
Представители всех рас и народов, собрались на древних развалинах, чтобы, позабыв распри и взаимную ненависть, объединиться и выбрать себе вождя, Лучшего из Лучших, который поведёт их на последнюю битву с ордами восставших мертвецов, чтобы победить.
Ибо если не остановить их здесь, в Сердце Мира, то выплеснуться они на просторы земли и затопят собой все сущее, и воцарится вечная ночь, где не будет места живым.
И сказано было, что появятся Рыцари Света, и всякая тварь тьмы падет от рук их. Но станут ими лишь чистые духом, обретшие светлый Амулет – наследие великого народа, что создал когда-то Сердце Мира. .
Но не дремлют враги всего сущего, и пришли они, тайно, под чужими личинами, чтобы помешать славным воинам, и погрузить мир во тьму и смерть.
Создадут они своих великих воинов, Рыцарей Тьмы, чей лик ужасен, облик страшен, прикосновение смертельно, дабы поразили они воинов осмелившихся встать на пути Тьмы.
И было повержено зло силами света!"
Так великую битву описывает летопись, но мы хотим поведать вам то как было всё на самом деле.
Эльфы послали четверых: дочь правителя Лориэль, мага Шаодара, воинов Дезмонда и Дайе.
Гномы отправили шестерых. Дулина и Двалина, шамана Эйнара, королеву Виг, кузнеца Дворфа и гному Суль, жившую среди людей.
Орки четверых: здоровяка Грота, разбойницу Локу, бойца Блура и воришку Кнурта.
Гоблины четверых: сына вождя ЦхариЗзула, шамана Визза, женщину война Гур-Гура и торгаша.
Люди же отправили пятерых: принцессу Нарвли, куртизанку Льяно, сестер – Фриду и Золь и рыцаря Овейна.
Прибившее избранные обосновались вокруг Сердца мира с той стороны света с которой пришли. Каждая раса селилось отдельно от другой и не торопясь объединятся.
На рассвете все расы принялись за поиски амулетов в Сердце мира. Гномы оказались самыми умелыми в поисках. Они нашли три амулета.
Остальные расы нашли по одному.
Гоблины поступили очень умело они просто крались за гномами и пока те не видели стащили один амулет.
Орки и не пытались найти амулет. Амулет нашел их. Блур наступил на амулет и он своей силой оттолкнул его.
У эльфов амулет нашла Лориэль. Когда она заметила нечто лежащие на развалинах, то подбежал к амулету.
Люди долго искали амулеты, но всё безрезультатно, пока взгляд Льяно, которая уже была опытной женщиной не остановился на украшении лежавшем на земле.
После того как поиски амулетов были закончены была уже ночь. Все разошлись по своим лагерям.
Под покровом ночи серый эльф Дайе отправился к людям, а точнее к одной женщине.
В это позднее время людей в лагере почти не было. Он беззвучно зашел в шатер, где обитала Льяно и на некоторое время остался там…
На следующие утро гномы отправились к эльфам для создания дружественного союза. По дороге они распевали песни и распивали эль. Лориэль увидев гостей предложила всем отведать фирменной эльфийской «смех травы».
В это время к вратам орков подошли Гоблины. Заметив приближающихся гостей они отворили ворота.
-Ааа страшный орк- истошна заорал ЦхариЗзула, - ты говорить с такой орк?
-Ты самый смелый, ты идти первый, я за тобой,- ответил ему торгаш.
-Я смелый я идти!
Торгаш и ЦхариЗзула вошли в лагерь к оркам. Гоблины пришли для того, чтобы обсудить условия союза с орками.
-Наша думать. Наша умный. Наша много думать. Ваша сильный, наша умный. Ваша не очень сильный. Наша очень много умный,- запутывал их Вождь гоблинов.
-Нет. Наша очень сильный, помогать ваша очень много думать, за ту штучка! – показывая на амулет сказал Блур, насмеиваясь над гоблинами подражая их говору.
ЦхариЗзула отдал один амулет оркам.
Вернувшись в свой лагерь вождя не покидали сомнения.
-Наша отдавай, их защищай…нет. Наша идиот,- бурча себе под нос сказал ЦхариЗзула.
-Не понял, - сказал торгаш, - ты идиот?
Вождь властно взял торгаша за волосы отпустил на колени.
-Нет, нет! Ты умный, ты умный! Ты вождь ты умный! – пресмыкаясь закричал торгаш.
- Кто вождь? – спросил вождь.
-Ты вождь!
-Кто дурак?
-Я дурак, она дурак, - показывая на Гургур сказал торгаш.
-Он дурак – возмутилась Гургур, показывая пальцем на торгаша.
- Я тоже дурак. Умный только вождь.
После посещения эльфов гномы, возвращаясь в свой лагерь, наткнулись на орков. Те завидев гномов издалека, что-то говорили друг другу, явно над ними издеваясь. Когда гномы подошли к ним ближе, орки начали провоцировать их к драке.
- Пьяный глупый гном! – хором сказали Блур и Лока.
-Орка не пить. Гном пить, гном глупый, - продолжал весело Блур, - орк умный.
-Что они? – опьянено спросил Дворф.
-Пошли вино пить… Они уже надоели, - не членораздельно ответил такой же пьяный Двалин.
Тем временем Шаодар и Лориэль опять спорили, собирая травы. Вдруг Лориэль увидел как человек ведет Дайе. Шаодар подумал, что Овейн пленил Дайе и помчался ему на выручку.
-Парализую тебя тень моя! – прочитал заклинание Шаодар, показывая какие-то жесты в воздухе.
- А что ты делаешь?- отупевши спросил Дайе.
- Парализовал, - ответил маг.
- Слышь, ты что делаешь, можешь объяснить,- спросил снова Дайе.
-Почему ты идешь так, как будто тебя пленили? – спросил маг ему в ответ.
-В смысле? Я иду с оружием и меня пленили?
- А разве тебя не пленили?
- Ты видишь у меня руки не связаны, - ответил ему Дайе.
- Тогда скажи куда вы идете?
- Вот туда- показывая пальцем в сторону человеческого лагеря.
- Зачем? Что? …
- Постой с какого перепугу ты решил устроить мне допрос? - прервал его Дайе.
- С того, что я вижу вас ведет рыцарь…
-Потому, что вы убежали ничего не сказали, - влезла в разговор Лориэль.
-Он при оружии , я при оружие, как он может нас вести? То что он сейчас стоит, черт с ним постоит немножко.
- Я могу его расколдовать, - оправдывался Шаодар.
-Пусть постоит пять минут ничего с ним не случится. И на будущие, ты бы хотя бы спросил, нужна ли помощь или ещё что-то. Ну спасибо.
- Если не нужна моя помощь…
-Вы так до вечера будете ругаться – опять вмещалась Лориэль.
-Я вернусь в Лагерь и будь, что будет, -с наставлением сказал маг.
-Кстати мы оставили там гномелу, которую в прошлый раз явно запасли за воровство,- вновь прервала Лориэль Шаодара.
-Беги туда!- приказал ей он.
-Беги туда, - возмущена передразнила его Лориэль при это делая реверанс.
- А что ты меня сюда сама вызвала между прочим! – ответил ей маг.
Тем временем гномы проведя очередную пирушку в своем лагере решили вернутся за своей гномай, которую они оставили у эльфов. По дороге им встретился орк.
-Держите его!- крикнул человек.
Гномы окружили орка со всех сторон не дав ему сбежать.
-А ну куда идем? – спросил предводитель гномов.
В это время подошел Дезмонд и Овейн.
-Чего он натворил, то?- спросила Виг.
-Спроси у него, - показывая на человека сказал Дезмонд.
-Да морда орьчя мне у него не нравится,- ответил им Овейн.
-Давайте убьем его, - сказал пяный Двалин.
-Он напал на вождя орков, - прохрипел Кнурт, показывая на Странника.
-Да какой там вождь? – спросил Овейн.
-Да был там один, которого ты убил, - весело напомнил ему эльф, - так у кого-нибудь есть веревка?
- Есть у эльфов, - ответила Виг.
-Давайте его к эльфам поведем- сказал Дулин.
-Мы как раз до эльфов пошли! – сказал Дворф..
В это время в лесу Дайе встретил Блура, орка охотившегося на оленей. Дайе увидев орка совершающего убийства не винных созданий природы, не смог сдержатся и напал на него. Битва была ожесточённой но не долгой. После нескольких смертоносных ударов оба скончались на месте.
В тот день, когда был пленен орк, он был приведен в лагерь эльфов. Там его немедленно связали усадил на землю. На следующие утро, когда все эльфы, люди и гномы собрались, чтобы решить судьбу орка.
- Что будем делать с орком? –спросил Дворф.
- Напоить смех травой и он нам всё расскажет! – весело сказала Лориэль.
- Не я его притащил сюда и вообще зачем вы его сюда притащили? – спросил Шаодар.
-Человеку морда его не понравилась, - ответил ему Дурин.
-Отдайте мне его на эксперименты! – маниакально ответил маг.
И началось. Маг в течении нескольких часов проводил эксперименты на Кнуртом. К примеру он пытался сделать его умным.
- Задавайте вопросы орку, теперь он умный сможет ответить на любые вопросы, - воодушевлено предложил маг.
-Сколько в орчьем лагере оружия и боеспособных орков? – спросила Виг.
Орк молчал и хитро улыбался.
-Видите он стал умным, не выдает секреты! – довольный собой прокомментировал маг.
Тем временем по дороге к лагерью гномы и рыцарь наткнулись на орьчиху и гоблиншу. Между ними развязалась драка. В ходе этого сражение погибли Двалин, Лока и Гур-гур. . Люди гномы и эльфы решали о проведении ритуала активации амулета.
- Для активации амулетов нужно принести жертву. Я предлагаю орка, - сказал Шаодар.
- А у кого вообще есть амулеты? У нас есть три , - сказал Дворф.
- У меня есть один, -воскликнула Нарвли, желая пригодится хотя бы в этом. Также амулет оказался у Лориэль.
-Я активирую амулеты кровью орка, - сказал Шаодар, для этого мне может пригодится ваш шаман.
-Да от Эйнара проку мало, - иронично ответила Виг.
Орка ответили к Алтарю, который находился в Сердце мира и привязали его к дереву растущего посреди руин. После монотонного прочтение заклинания маг подошел к орку и перерезал ему горло. Кровь стекла на амулеты и те озарились ярким светом. В этот момент каждый из рыцарей осознал какую сторону он примет в последней битве. К сожалению для света все рыцари кроме Лориэль подчинились тьме. Но никто не знал, о том, что Дурин, Дворф, Эйнар и Нарвли стали рыцарями тьмы.
Вдруг все услышал как вестник богов трубит в трубы апокалипсиса, облетая город вещая о начале последней битвы.
В это момент рыцари тьмы обратились в черный песок и были развеяны ветром. Все в едином порыве устремились к месту, где должна была пройти битва, на ходу обдумывалась стратегия боя, все спорили о том, кто будет находится в первых рядах и какая роль им будет отведена в сражении. Параллельно маг проводил ритуал по активации амулета, который рыцарю после победы над орьчихой. Так в войске света было два рыцаря. Приблизившись к полю битвы они увидели как к ним движется войска тьмы. Все приняли боевые позиции и было решено никому не покидать строя.
А войско тьмы всё приближалось, нагнетая страх. Среди воинов они узнали своих друзей и товарищей, с которыми ещё несколько минут назад смеялись и радовались.
Войско тьмы по мере приближения двигалось всё быстрее и до войнов света доносились их боевые крики. Когда они уже в плотную приблизились к ним войны света побежали им на встречу с криками. Они слились в едином порыве. В этой массе нельзя было различить кого-то в отдельности- это было мессево крови и стали. Был слышан только лязг оружия и истошные крики бойцов, но всё это длилось несколько секунд, когда пыль рассеялась войны вета увидели, что победили всю нежить, ну конечной здесь не обошлось без потерь. Когда они это осознали из лица озарились радостью и они воскликнули.
- Силы добра победили! – воскликнули войны.

?

Log in